Дела управляются их целями, то дело называется великим, у которого велика цель.
А.П. Чехов

У нас в гостях Марк Анатольевич Захаров

Главная / У нас в гостях Марк Анатольевич Захаров
       
      Мы открываем рубрику  «У нас в гостях»  беседой с  одним из ведущих режиссеров страны - Марком Анатольевичем Захаровым. В октябре Марку Захарову исполнилось 75!  Нам выпала огромная честь поздравить юбиляра, пожелать ему крепкого здоровья, вдохновения и успехов во всех начинаниях. Наш разговор состоялся в кабинете Марка Анатольевича, за тем самым столиком, где несколько дней назад президент сообщил о том, что подписал указ о награждении Марка Анатольевича Захарова орденом «За заслуги перед Отечеством» I – ой степени.



Сегодня мы хотели бы поговорить с Марком Анатольевичем о тех годах, когда он был просто Марком, мальчиком, который учится в школе. Узнать с чего начинался его профессиональный путь.
 
Марк Анатольевич, где прошли Ваши школьные  годы?
 
 
М.А. Моё детство связано со старой застройкой Красной Пресни в Москве, с её переулками и улочками. Там я родился, вырос и   жил до 21 года, пока не уехал в Пермь на работу по распределению  в местный театр.
 
Корр. Ваша школьная география обширна?
 
М.А. Моя школа находилась на улице Заморёнова. Это школа № 95, города  Москвы, Там я и жил, напротив. Сейчас на этом месте построили новый жилой комплекс, нашу школу снесли и мы горюем по этому поводу.
 
Корр. Горюете, потому что нет больше возможности собраться в стенах школы?
 
М.А  Да, пока была школа, устраивались традиционные встречи выпускников. Мы приходили, общались с учителями, одноклассниками. Пока была школа…
 
Корр. На нашем портале школа получает уникальную возможность существовать виртуально. И никто не сможет её снести!
 
М.А Мы жили в другое время, у вас сейчас столько возможностей!
 
Корр. А сегодня у Вас есть друзья со школьной скамьи, Вы общаетесь с одноклассниками?
 
М.А. Да. К счастью, до сих пор мы общаемся, нас три школьных друга. Наши пути сложились по-разному, профессии никак не пересекаются и, тем не менее, нам интересно встречаться.
 
Корр. Говорят, что настоящие друзья – из детства.
 
М.А. Соглашусь. Школьная  дружба, если она сохраняется, то это на долгие годы. Между друзьями детства существует взаимное притяжение. Те друзья, которые приобретаются позже, они даже в чём-то немножко уступают.
 
Корр. Марк Анатольевич, расскажите о Ваших учителях.
 
М.А. Я  помню некоторых своих учителей: Александра Ивановна (в последствии она оказалась дочерью священника), человек старой культуры.
Она преподавала русский язык и литературу в младших классах, учила нас, тогда ещё младших школьников, добру и справедливости. Я  помню учителей старших классов. В то послевоенное  время, пришедшие с войны  фронтовики возвращались к своей мирной профессии. Они давали уникальные знания, оказывали особое воздействие на ребят, такое, которое может оказать только профессиональный учитель и наставник.
          Ведь раньше, до Революции, эта профессия очень высоко ценилась государством. Император  понимал, что это великая профессия и миссия. Учителя получали  высокий оклад, достойно  жили. К моему огорчению, этого нельзя сказать об  учителях в наши дни. Когда я заканчивал школу, в 1951 году, в педагогические ВУЗы шли те, кто никуда больше не поступил. И у нас был, по-моему, какой-то провал в образовании. К большому сожалению, моя дочь,  не запомнила ни одного учителя, который бы воздействовал на её жизнь, её сознание и  подсознание.
 
Корр. Какой  Вы видите школу сегодня?
 
М.А. Сегодня, на мой взгляд, ситуация изменилась. И в школу снова приходят  люди вооружённые не только информацией и знаниями, но и педагогическим даром.
 
Корр. Марк Анатольевич, а каким, по Вашему мнению, должен быть настоящий учитель?
 
М.А. Настоящий учитель умеет выходить за пределы  школьной программы, он оказывает влияние на  мировоззрение учеников, умеет формировать качества, которые вообще нужны человеку: честь, совесть, убеждения. Это человек, который воздействует на своих учеников каким-то, почти гипнотическим, образом. Даже скучная тема на его уроках становится  интересной.
 
Я вспоминаю свою учительницу Нину Шестакову, которая преподавала  литературу в старших классах. Она могла ответить на любой вопрос, который мы ей задавали. Отвечала очень просто, спокойно, мудро. Всегда посвящала нас в происходящие события вне школы, рассказывала о премьерах, рекомендовала что-то посмотреть. Уже после окончания школы мы встречались с ней в стенах театра. Она пришла  на мой спектакль, мы бросились друг - друга обнимать, были очень счастливы, что через много лет нам удалось встретиться. 
 
Корр. Если говорить о «физиках и лириках», смею
 предположить, что Вы попадали в категорию «лириков». Как же обстояли дела с точными науками?
 
М.А. Литературу и русский язык я знал и любил. Вот с химией были плохи дела.
А  в математике, тригонометрии, как ни странно, там мне всё казалось живым и интересным. Я довольно успешно решал задачи по тригонометрии.
 
Корр. Приходилось списывать?
 
М.А. Да, приходилось. Химию, физику…
 
Корр. Марк Анатольевич, а в семье к кому Вы шли с вопросами, чьё мнение для Вас было важным?
 
М.А. Я даже затрудняюсь ответить. С отцом у меня были очень доверительные отношения. Он очень заботился о моём просвещении. Водил меня по музеям Москвы. Мы много гуляли по старым московским улочкам и переулкам. Я его очень часто вспоминаю. Его жизнь была тяжёлой и трудной, как жизнь  многих в то время. Был 1937 год. Отцу повезло, он остался жив. Впоследствии, участвовал в Великой Отечественной войне. Конечно, и мнение матери было важным для меня.
 
Корр. В своих воспоминаниях Вы писали о том, что Ваша бабушка,  Софья Николаевна, сыграла немаловажную роль. Вы говорите о бабушке: «Моя всемогущая бабушка..»
 
М.А. Да, она была очень сильным человеком. Её звали - Софья Николаевна Захарова. Она работала в системе народного просвещения  в одно и тоже время с Макаренко. Участвовала в облавах на беспризорников, и пыталась сделать из них нужных, полезных, умных людей. И делала. Задача была поставлена, во что бы это ни стало ликвидировать беспризорщину и побороть безграмотность. Она активно в этом участвовала. Во время войны организовала выезд детского дома, которым руководила, в эвакуацию.
 
Корр. А куда был эвакуирован детский дом?
 
М.А. Где-то в леса, под р. Камой, в районе Чистополя. Там бабушку укусил энцефалитный клещ, против которого тогда не знали лекарств, и она умерла….
 
Корр. Спасая других…….
 
М.А.   Да, так получилось…..
 
Корр. Что связано у Вас с воспоминаниями о ней?
  
М.А.Бабушка делала всё возможное, чтобы у меня  было счастливое детство, она считала это очень важным. Очень пеклась о том, чтобы в 30 годы, которые были не самыми лучшими в нашей истории, в доме был достаток, много игрушек. Поэтому, благодаря бабушке, предвоенные годы я  вспоминаю  как некую райскую жизнь.
 
Корр. Каким был Ваш выпускной бал в 1951? 
 
М.А. Неважным. (Смеётся) Не было ничего хорошего. В то время мы учились раздельно. Где-то в  1942 году Сталин ввёл разделение в школу. Школы были мужские и женские. Припоминаю, что наша школа дружила с 81- ой женской.
Существование сугубо мужского коллектива  способствовало распространению казарменного юмора, грубостей, которые в женском присутствии бы гасились. Так что от выпускного вечера не было особенного  восторга, всё было очень скромно: награждение аттестатами, символическое шампанское. Если бы были девушки, они бы украсили этот праздник.
 
Корр. А как определялись с выбором профессии, с поступлением в ВУЗ?
 
М.А. С поступлением было очень трудно, это была такая развилка жизненных дорог.  Я много метался. Держал экзамены в инженерно-строительный институт, потому что поначалу мать меня очень отговаривала от профессии артиста. Я прошёл не на тот факультет, на который хотел. Хотел на инженера-строителя, а прошёл на факультет «Водоснабжения и канализации». (Улыбается)  А мои друзья поступили в выбранные ВУЗы: в Бауманский и Энергетический институты. 
 
Корр. Это время было сложным для Вас?
 
М.А. У меня такое ощущение, что это был какой-то хаос. Было очень тревожно, страшно и тяжело. Строителем я не стал. Решил попробовать себя в театральном ВУЗе. Ходил в школу студию МХАТ, там меня слушали, но я не попал даже в  первый тур. В итоге поступил в ГИТИС, помогла немножко Мама, нашлись какие-то старые знакомые. Она и подготовила меня. Вопрос случайности был очень велик. Вся эта зона жизни: после школы и до возвращения в Москву из Перми, всё было очень зыбко. Мог состояться  другой сценарий жизни
 
Корр. Когда Вы поняли, что Вам нравится дело, которым занимаетесь?
 
М.А. Я понял, что могу приобрести хорошую профессию, когда в городе Пермь, где я служил артистом, в Пермском Областном Драматическом Театре меня пригласили в студенческую самодеятельность местного университета. Я помогал большому артисту, Виктору Чекмарёву. Там я поставил спектакль «Аристократы» Погодина, который сейчас и смотреть бы не стал: Беломоры  Балтийского канала. Это смешно и вспоминать. (Смеётся) Но, тем не менее, спектакль был  весёлый, пользовался большим успехом. Я понял, что становлюсь человеком с лидирующими способностями, меня слушают, я имею авторитет. Это продолжилось и в Москве, когда мы вернулись. По возвращении, я работал  сначала в Станкоинструментальном  Институте, руководил самодеятельным драмкружком. Потом, так получилось, что я оказался в студенческом театре МГУ, где меня заметили. Это был уже путь к профессиональной сцене.  

Корр. Очень популярна сейчас профессия актёра. Многие мечтают о ней. Какое напутствие Вы можете дать ребятам, которые готовятся поступать в  театральные ВУЗы.
 
М.А. Я никого не хочу отговаривать, это великая прекрасная профессия. Если актёр достиг высот в профессии, всё равно  их нельзя сравнить с высотами людей других профессий: инженеров, врачей, учителей. Актёр – это праздничная профессия, с одной стороны. С другой стороны, быть артистом – это очень рискованное дело. Это огромный риск. Где-то,  в районе 35 лет, особенно у мужчин, наступает очень тяжёлый момент. Актёр начинает понимать, что он не «вызвездился», что он не вышел, как теперь говорят, в «медийные лица», начинаются душевные терзания, разочарования, обиды.
 Отвечая на вопрос: Какая у тебя профессия, актёру всё равно, что сказать: «Я – ПОЭТ!»
Актёр - это профессия сочинителя.  Раньше, если тебя принимали в Союз Писателей СССР, то  обеспечивали, ты был на довольствии:  творческие командировки, переводы других авторов. Сегодня актёр сам зарабатывает себе на жизнь. И вообще, во всём мире профессия писатель, поэт, артист сопряжена с большим личным риском.
 
Корр. Это призвание надо почувствовать?
 
М.А. Почувствовать – этого мало!
 Надо чтоб ещё и повезло, чтобы обстоятельства сложились определённым образом. Потому что профессия  архитектора, врача или инженера-строителя, – это само по себе нечто весомое, не  обязательно быть звездой, светилом, которого показывают по телевидению. Ты занимаешься делом очень достойным, уважаешь себя, свою профессию. У актёра всё это гораздо сложнее. Ещё нужно оказаться в нужном месте в нужное время! Один умный человек сказал: Думая о прожитых годах, хорошо понять чего ты добился, а что с тобой просто случилось. Я не могу точно провести грань, где я лично добился, а что со мной просто случилось.
 
Корр. Марк Анатольевич, ценя Ваше драгоценное время, последний вопрос: Мечты сбываются?
 
М. А. Да, сбываются! (Бодро) …иногда…
 
Корр. А какая мечта была самой заветной и исполнилась?
 
М.А. Дожить до 75 лет!
 
 
Прощаясь, мы пожелали Марку Анатольевичу крепкого здоровья и загадали свою заветную мечту: Поздравить его с вековым юбилеем!